Абориген России, который с нами до конца. (+18)

Абориген России, который с нами до конца. (+18)

Да, у нас тут пиздец. Но это, видишь ли, такой как бы фоновый пиздец. Привычный, родной и даже местами любимый.

Не разовый исполненный трагизма Пиздец, который Случается или Приходит, а перманентный, который всегда с нами.

Такой пиздец не откуда не «приходит», он тут абориген, раньше нас поселился, всегда был и вовеки пребудет.

Еще и пращуры наши не родились, а пиздец уже витал незримо средь родных берез. Так что не он к нам пришел, а мы к нему — с тех пор и живем вместе.

Он к нам частенько по-соседски заходит в гости, то к одному, то сразу ко многим. И не выгонишь, он тут хозяин.

Мы им, между прочим, даже гордимся — мол, такого пиздеца, как у нас, ни у кого нету. Вот у вас там всего лишь жарко, песок и арабы, а у нас — сам пиздец.

При здешнем климате жара и арабы не приживаются, а пиздец цветет и колосится. Пиздец — он зверек пушной, ему тут уютно.

Если Великий Устюг родина Деда Мороза, то вся Россия — родина пиздеца. Да и сам Дед Мороз, если вдуматься, тот же пиздец, с бородой из ваты…

А потому у кого-то может быть демократия, диктатура, социализм, олигархия, а у нас один государственный строй на все времена. И строй этот — пиздец.

У кого-то кризис, экономическая депрессия или сырьевая катастрофа — а у нас все он, родимый, пиздец.

«Ну, что у нас в экономике? — Да пиздец!»

У кого-то царь, король, император, президент, премьер — а у нас персонифицированный пиздец на троне. И как бы он на рожу не выглядел, и как бы не назывался — должность его и суть все те же — пиздец.

«Ну как тебе новый президент? — Да пиздец!»

У кого-то землетрясение, наводнение, ураган, тайфун, смерч — а у нас — опа — опять он! И мы его именуем уже чисто для статистики — чернобыльский пиздец, ну или там саяно-шушенский, — но внутри всегда знаем, что это все тот же родной пиздец заходил.

«Ну, что у нас опять случилось? — Да пиздец!»

Мы его всегда ждем и не удивляемся, и даже говорим удовлетворенно: «Ну, давно пора было. Я ж говорил, что он вот-вот придет!». У кого-то война, или оккупация, или нашествие — а у нас опять он, пиздец.

И будь у него хоть истинно арийское белесое рыло, хоть монголо-татарское немытое мурло — но мы его узнаём сразу и безошибочно. «А, это ты, родной, опять пришел?» Ну, заходи, хуле. Какой ни есть, а свой, привычный.

Я вообще не понимаю, почему б нам не переименоваться из России и в Пиздец. Пиздец Советских Социалистических Республик например.

Ну, или Пиздец Независимых Государств.

Ну или просто Великий Пиздец От Моря До Моря — это кому пафосу не хватает.

И живем мы тут в Великом Пиздеце, и на великом могучем пиздецком языке обсуждаем свои скорбные пиздецкие дела.

И на каждый вопрос: «Ну, как жизнь?», заданный произвольно выбранному сопиздецнику, гарантированно получишь ответ: «Да пиздец!»

©semiurg
* * *

Пелевин еще писал:

«…матерные слова стали ругательствами только при христианстве, а раньше у них был совсем другой смысл и они обозначали невероятно древних языческих богов. И среди этих богов был такой хромой пес Пиздец с пятью лапами. В древних грамотах его обозначали большой буквой «П» с двумя запятыми. По преданию, он спит где-то в снегах, и, пока он спит, жизнь идет более-менее нормально. А когда он просыпается, он наступает».

А снега эти — конечно же в России.

#
0

Комментарии

коментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*** SPAM PROTECTION NEWS GREAT RUSI-UKRAINE ***