Люблю Россию, но жить предпочитаю в Америке.

Люблю Россию, но жить предпочитаю в Америке.

Почему наши бывшие соотечественники по всему миру ругают свои новые, если так можно выразиться, родины, тоскуют по березкам и валенкам, но не возвращаются обратно? Всем этим страдальцам сразу очень хочется сказать ту самую фразу из того самого анекдота: или крестик снимите, или трусы наденьте.

Знакомая картина, не правда ли? Живут по всему земному шару, в самых разных и замечательных странах но плачут и страдают от тоски по родине, а еще костерят новую на чем свет стоит. При этом вот же парадокс — обратно не уезжают.

И боже вас упаси путать это с ностальгией. Ведь одно дело просто скучать по друзьям, любимому городу и виду. И, совсем другое, скучая, еще и крыть место, где живешь, быть в ней недовольным всем и сразу, смешивать известно с чем местных, которые “виноваты” лишь в том, что впустили эти, вечно недовольные жизнью рожи, в свою страну.

Сначала я думала, что это чисто американское явление и характерно оно только для США: жить в стране и при этом активно крыть ее матом способны только новоявленные американцы. Но фейсбук достаточно быстро доказал мне, что я ошибаюсь — такие живут везде: от Уругвая до Канады, от Австралии до Норвегии.

Почитаешь их страдальческие комментарии и диву даешься — прям какой-то особый вид наказания: мучиться, прозябать где-то под Парижем, тосковать по колодезной воде и возможности сбегать до ветра на улицу, но таки не ехать обратно в Сызрань!

А ведь все так просто — Россия вон даже специальную программу возвращения на родину уже который год поддерживает. И паспорт по такой программе возвращенцам сделают моментально, и даже помогут устроиться, если не в родной деревне, то в какой-то другой точно.

Да-да, родина помнит о тебе, мой патриотичный друг, сделай всего один шажок и ты дома! И не надо опять привыкать и язык учить — все же до боли знакомое и родное. И не надо адаптироваться опять — родина ведь!

Но не едут и все тут!

Спроси кого-то конкретного, и сразу начинаются отговорки. Я вот так к бывшей однокласснице с разговором пристала, мол, раз так плохо в Испании, давай обратно в Иркутскую область? Она — а работа?

А что работа — у тебя муж, например, дантист, с опытом работы в Испании, да его в его родном Санкт-Петербурге и то с руками оторвут, а уж если вы рванете к тебе на родину — в крошечный городок Иркутской области, то там от страждущих отбоя не будет. При этом зубы люди в России лечат за свой счет, все наличкой и сразу. Ты сама — фотограф профессиональный, тоже без работы остаться не должна.

Нууу, помявшись ответила Оля, а климат?

А что климат? Крым же ваш, Оля! И вы с мужем этому несказанно рады. Ну разве Крым отличается от Испании так сильно? Все в Крым!

Дети уже привыкли к Испании, — нашлась Оля. — Тут у них друзья…

Ну вы-то знаете, что лучше им будет в России! Вот у тебя что ни статус, то страдание — и голубые в вашей Испании отношений не скрывают, и Путина местная пресса ругает… В таких условиях очень трудно получить настоящих российских патриотов, которыми вы так усердно растите своих детей.

А школа? Ведь испанское образование не идет ни в какое сравнение с советским, которое ты так хвалишь, и остатки которого как раз можно застать еще в России! Ну?

Как в той сказке — ничего не сказала Оля, “лишь хвостом по воде плеснула. И ушла в глубокое море…” Кстати сказать, после того разговора жаловаться на жизнь в Испании в социальных сетях она стала меньше. Что, впрочем, не означает, что изменила свое мнение.

Мне, кстати, очень жалко одурманенных детей, которые растут в таких семьях. Я знаю мальчика, который лет с трех неустанно хвалит Беларусь, где живут его бабушка и дедушка и куда его возят на каникулы.

Видит он в Беларуси ровно то, что можно видеть ребенок — любящих людей, вкусную еду и местные развлечения. Все остальное он черпает из рассказов своей мамы:

В Беларуси хорошая экология, там экологически чистая еда, а не то, что в США. Там в школах строго, а не как в США, там все хорошо учатся, дисциплина. Там люди лучше, добрее, отзывчивее. Там хорошие врачи и медицина и можно все вылечить дешево, не то, что в США…

Ну аккурат как в другом анекдоте — тоже хочу жить в Советском Союзе… Оставим уже тему с продуктами — никогда не понимала, как можно в США и не найти еду по своему вкусу — фермерскую ли, или органическую. Но черт с этим.

А вот замечание о медицине не может не шокировать — да, в США много проблем в здравоохранении. Но не припомню, чтобы американцы массово рвались в ту же Беларусь лечить рак, или какую-то другую страшную болячку. Чтобы туда ехали за реабилитацией инвалидов, чтобы там ставили на ноги после тяжелых ранений.

Для себя тему плохой американской медицины я закрыла после того, как одна из моих родных сестер, американский доктор с опытом работы в России, сказала всего одну фразу:

В России в реанимациях лежат те, кого в США выписывают на третий день в относительно удовлетворительном состоянии здоровья. А вот те, кто в США лежат в реанимациях, в России лежат только в моргах!

Я могу жаловаться на большие счета, на то, что мне не помогают так, как я хочу. Но зато я твердо знаю — случись что, в госпитале меня сначала будут спасать, а уже потом, спасенной, предъявят счет. Знает ли об этом мама того самого мальчика?

Конечно, да. Как и то, что в Беларуси она никогда не сможет зарабатывать столько, сколько в США. Почему тогда говорит так? В ее случае от одиночества — вся ее семья живет в Беларуси.

А она одна с ребенком в Нью-Йорке. Легко ли ли? Нет, даже если у тебя престижная профессия и неплохая зарплата. Там дом с мамой и папой, там тыл, там ты всегда маленькая девочка. А тут ты боец и одинокая мама.

Одиночество — одна из причин почему людям плохо в новой стране. В США среди приезжих очень много тех, кто в прямом смысле годами живет один.

Особенно это касается русскоязычных мужчин, которые не хотят меняться в новых реалиях и ищут ту самую “русскую” женщину, которая после работы еще и борща наварит. Ну, а как? Кормилец отпахал и лежит на диване. Я тоже отпахала, но я же женщина! А потому к плите!

Мало таких тут женщин, ой, как мало. А мужчин, которым именно такая нужна, много. Отсюда и одиночество годами.

А ведь изменись он, решись разделить домашнюю работу пополам и все — и женщина в доме появится, и страна сразу покажется куда более милой, уютной и родной.

Потому что ощущение уюта в первую очередь идет из дома и семьи. Холодно и неуютно дома, не ждет никто, а там ждали? Вот и повод ненавидеть страну, хотя ненавидеть надо собственную неустроенность. И исправлять именно это.

Друзья “там” были совсем не потому, что люди “там” лучше. И жена “там” была не потому, что “наши” девушки лучше. А потому что изменилась реальность, и, чтобы стать успешным и в ней тоже, надо измениться самому.

Вторая причина, которая, кстати, тесно связана с первой, общая неустроенность. И тут есть интересный момент — я, когда хвалю США, часто слышу в ответ — ааааа, это синдром эмигранта-неудачника! Мол, сама себе доказываешь, что уехала не зря.

Заметьте, я не сказала “когда я ругаю Россию”, где родилась, выросла и прожила до 33-х лет, я сказала — “хвалю США”, страну, где живу, где растут мои дети.

В этих похвалах новоявленные патриоты РФ видят только — оскорбление их страны, хотя о ней не было сказано и слова, а еще мою, якобы, неустроенность на новом месте — устроиться на новой родине не может, а потому хвалит ее бесконечно, чтобы себе доказать, что не зря потеряла в статусе…

А вот тех, кто ругает те же Штаты на чем свет стоит, патриоты, наоборот, нежно любят! В их обозленности псевдопатриоты не винят неустроенность на новом месте, их обозленности они сразу и с готовностью верят! Господа, но где же логика? Ну как успешный человек и может быть настолько недоволен жизнью в новой стране? Он, как минимум, должен быть доволен красивым домом, приличной зарплатой, возможностью путешествовать и откладывать на старость… Но нет этого ничего.

Что наводит сразу на печальные мысли — а есть ли у недовольного тот самый дом и те самые путешествия? Обычно нет.

Обычно страдалец, занимающий ну очень скромную должность, смотрит на бывшую родину и в его взгляде читается: “А там бы я уже был бы ого-го-го кем! Там бы Пал Палыч меня пристроил, там бы Алла Петровна не дала мне пропасть! Папа-то мой там был вот кем! А к маме-то на поклон ходили аж из горисполкома! Ух я бы там!”

Последнее, кстати, не факт. Пробивные люди пробьются и в новой стране. Страдальцы же, как правило, и на родине только и делают, что жалуются на превратности судьбы и вселенскую несправедливость.

История из жизни в тему: несколько лет назад я ходила на курсы английского языка в центр для русскоязычных. На одной из перемен все стали спрашивать друг у друга кем и кто работал в прошлой жизни.

И понеслось: “главный бухгалтер”, “главный товаровед”, “главный-главный-главный экономист”, “самый главный врач”… Среди присутствующих практически не нашлось того, кто на родине был бы обычным служащим. При этом многие ходили на эти курсы годами, но так и не смогли овладеть тем самым английским.

А другие ходили лишь потому, что получали пособие и обязаны были посещать занятия. Таким образом они доказывали, что все еще имеют право на пособия, мол не овладел английским еще, работу найти не могу.

Понятно, что ходили они для галочки. И раздражали невероятно — во время занятий такие студенты болтали на свои темы, а на замечание цыкали и возводили глаза к небу — да я, деточка, на трам-пам-пам ГЭСе был самый-самый главный-главный инженер! А ты мне тут замечания взялась делать!

Процент тех, кто страдал по родине и ненавидел США среди таких студентов был чрезвычайно высок. А вот тех, кто прибегал на занятия до работы или после, кто выполнял всю домашнюю работу, и внимательно слушал преподавателя, а еще благодарил каждый день бога и провидение за предоставленную возможность жить в Америке, была буквально горстка.

Многие из той горстки тоже были еще толком не устроены, но они не получали пособия, например, или не рассказывали сказки о своих высоких должностях на бывшей родине.

Они просто зубами вцепились в возможность стать кем-то в США. И были счастливы. Потому что это тесно с другой причиной такой ненависти — уровень интеллекта. Да-да, не без этого. Ну не может умный человек на полном серьезе полагать, что жизнь в России лучше, чем в развитой западной стране.

С уровнем интеллекта связана и еще одна причина — подверженность пропаганде.

Что скрывать, с тех пор, как Крым стал наш, “патриотов” той же России среди иммигрантов заметно прибавилось. Многие “наши” оказались имперцами, да какими. Крым им затмил все.

Та же Оля из Испании в свое время рассказывала мне, как впервые за несколько лет поехала домой в Иркутскую область и была поражена хамству, озлобленности, поведению полицейских, загаженным подъездам… Но потом случился Крым, и Оля поняла, что все бренно, и только любовь к родине, это навсегда. Особенно, когда ее возглавляет такой президент — вернул таки Крым в родную гавань!

Нельзя забывать и о том, что в тех же социальных сетях страдают по родине часто тролли, или пустые страницы, за которыми нет никого, кроме журналиста-неудачника Ольгинской фабрики. Пустые страницы создают впечатление массовости — новоявленные немцы, американцы, канадцы… сплошь и рядом недовольны и бесконечно хвалят Россию и Путина.

Еще одна причина — нелегальное положение в стране. Многим в этом просто стыдно признаться. И тут не фонтан, и возвращаться некуда — что там? Родители состарились и умерли, дом развалился. Но разве в этом виновата страна, что приютила?

Пожалуй, последняя из основных причин (предупреждаю — сейчас будет обидно) — это зависть и жадность.

Щедрая русская душа — это мой любимый миф после — “все русские женщины — красавицы”.

Мы и за границей все еще помним, как давили друг друга в очередях за сметаной и яйцами. И тут вдруг бывшая одноклассница Люда спрашивает тебя — а как бы ее сыну тоже уехать в Канаду и семью с собой привезти?

И вот уже мы строчим нервно — да что, Люда, да зачем сюда ехать? За дом нам платить еще двадцать лет, все машины в кредит, пойдешь за продуктами — сто долларов отдашь, а сумка пустая! Да у вас там жизнь в сто раз лучше!

И правда страшно! А ну как приедет тот Людин сын Дима и, страшно сказать, останется? Да зачем он тут нужен?

Мы все еще давимся тут в условных очередях за колбасой и сосисками, а потому никогда не похвалим новую родину — не дай бог кто еще захочет приехать! А вдруг это как-то скажется на моей жизни?

Он приедет, а мне из-за этого меньше достанется!

Кстати по этой самой причине многие иммигранты из бывшего СССР в США становятся приверженцами республиканской партии. Я не говорю обо всех. Но таких достаточно. Вот спроси их об основных моментах программы — не ответят, но четко знают — демократы хотят отобрать у нас нашу колбасу и раздать всем! Караул, все пропало!

Я понимаю обоснованные страхи республиканцев. Понимаю на чем они основаны. Но страх из серии “мне не хватит”, нет.
А молодые русскоязычные девушки часто недовольны тем, что американские миллионеры не готовы осчастливить их своим вниманием и не кидаются на них прямо из своих “Мазерати”.

Что по мелочи, что по-крупному главное тут одно — ваша новая родина никоим образом не виновата в ваших страданиях и тоске. Вы сами строите свою жизнь, что на родине, что в эмиграции. А потому нет смысла просто ненавидеть, например, США — это непродуктивно. Есть смысл менять себя, раз уж вы тут.

PS С тех пор, как было объявлено, что иммиграционное ведомство США будет отслеживать статусы в социальных сетях, ситуация в том же фейсбуке заметно изменилась.

С одной стороны это радует — всегда неприятно видеть посты, в которых человек исходит на желчь и злобу только потому, что не нашел себя. С другой, понимаешь, что ненависть никуда не делась.

Марина Соколовская

#
0

Комментарии

коментарий