Выберите страницу

Машина

Путин и Си Цзиньпинь по телемосту запустили «Силу Сибири». Что, конечно, вызовет всплеск эмоций с обеих сторон — как с той, которая встает с колен, так и той, которая говорит о продаже природных ресурсов страны в никуда.

Проблема в том, что Кремль и Газпром, как и во всех прочих гиперпроектах, темнят с цифрами, а потому вести разговор о «Силе Сибири», как и европейских Потоках, как и о войнах Путина на Украине и в Сирии, интервенции в Африке, помощи разнообразным террористическим и криминальным режимам придется в основном на эмоциях.

Либо, если все-таки хочется говорить о чем-то предметно, нужно пользоваться разнообразными методиками «черного ящика», где приходится восстанавливать происходящее по косвенным признакам.

Говоря о Газпроме, как, впрочем, и о любом нефтегазе России, нужно понимать следующее — все без исключения углеводородные компании России — это механизм обогащения либо организованных преступных сообществ, либо правящих «элитных» кланов — что, впрочем, абсолютно идентично во всех смыслах.

Это не рыночные структуры, а прачечные по отмыву похищенного. Уже поэтому говорить о российском нефтегазе в рыночном смысле бесперспективно.

На Западе, кстати, трезво оценивают именно рыночную составляющую наших нефтегазовых «народных достояний», поэтому рыночная капитализация и Газпрома, и Роснефти, и других компаний этой отрасли невероятно низкая по сравнению с их объемами добычи и выручкой, которую они генерируют.

Сеть кофеен «Старбакс» равна по капитализации всему Газпрому — никому не кажется некоторая странность такой оценки?

Между тем, оценка рынка предельно справедлива, и она исходит именно из понимания сути деятельности наших нефтегазовых монстров. Если вкратце — то рыночность любой компании определяется доходом ее акционеров относительно выручки.

Международный отраслевой стандарт в этом смысле — порядка 50-60% операционного денежного потока распределяется между акционерами. У Газпрома — порядка 10-15%. Почему такой разрыв?

Этот разрыв — и есть механизм воровства. Прибыль российских нефтегазовых компаний идет на капитальные затраты. На строительство все новых и новых проектов.

А вот здесь и кроется ответ на вопрос: «Где деньги, Зин?»

Капитальные затраты Газпрома в 2,5-3 раза выше среднемировых отраслевых, и это стало нормой с момента, когда путинская братва сумела вышвырнуть последнего профессионального отраслевика Рэма Вяхирева и посадить у руля путинских друзей.

Капитальные затраты распределяются между придворными и приближенными к российскому высшему руководству компаниями — всем известны эти структуры и фамилии.

Это и есть механизм ограбления акционеров и вывода прибыли. А учитывая, что везде на каждом углу повторяется, что государство — главный акционер в стратегических нефтегазовых компаниях, то обворовывание акционеров — это и есть грабеж страны.

Именно поэтому рынок не рассматривает российский нефтегаз в качестве рыночного, именно поэтому при очень приличных, на уровне мировых, показателях добычи и выручки капитализация выглядит так убого.

Российский нефтегаз — это просто общак кремлевской оргпреступной структуры, а потому иметь дело с криминалом соглашаются не только лишь все.

Сила Сибири — очень хороший пример. После Силы Сибири будут строить Силу Сибири-2. Точно так же, как после Северного потока строят Северный поток-2 и Турецкий поток.

Эта машина не может остановиться. Чтобы воровать, она должна продолжать строить и обогащать подрядчиков.

В этом и заключается чисто экономический смысл попытки закрыть украинский транзит — в Украине уже нечего строить, в смысле трубы. Да и делиться с местным ворьем тоже не хочется. А потому — обходные маршруты, две войны и всё такое. Лишь бы обеспечить интересы вывода средств через все новое и новое строительство.

В такой ситуации доходность и прибыльность новых проектов имеет глубоко второстепенное значение. Ребята пилят не на экспорте газа — они обогащаются на предыдущих этапах. Поэтому им глубоко плевать на то, что будет потом.

Публике, понятно, будут вливать в уши мантры про подъем экономики, завоевание рынков — но если Газпром добывает примерно 500 миллиардов кубов газа в год (кстати, с потихонечку падающей динамикой) — то о каком завоевании идет речь?

Больше, чем есть, все равно не экспортируешь, разве что за счет недогазификации собственной страны. (в той же Анапе, к примеру, через которую проходит Турецкий поток, проблема газификации районов, непосредственно к Потоку примыкающих, как стояла, так и стоит. И будет стоять еще очень и очень долго)

Машина

el_murid

Машина

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.