Выберите страницу

Защитников россиян становится все меньше

У человека, который попытается понять, что происходит с внутренней безопасностью в России, неизбежно зайдет ум за разум или, говоря по-научному, случится когнитивный диссонанс.

С одной стороны, правоохранители (МВД, СКР, Росгвардия, ФСБ, ФСО, ФСИН) числом около полутора миллионов человек (то есть каждый пятнадцатый россиянин, включая стариков и младенцев) день и ночь бдят, охраняя российскую безопасность.

Их деятельность настолько важна, что президент прямо дает указание беспощадно карать даже за намек на сопротивление. И вот уже полицейский на голубом глазу рассказывает на суде, в какой страшный испуг повергло его «твердое шуршание» брошенной, но не долетевшей до него пустой пластиковой бутылки.

Впрочем, не следует думать о правоохранителях как о каких-то робких «ботаниках». Они ого-го, какие крутые.

Вот недавно в Татарстане, в селе Новотроицкое Тукаевского района решили потренироваться в разгоне запрещенной оппозиционной акции (очевидно, все остальные проблемы с поддержанием правопорядка в этом селе давно и успешно решены), используя при этом школьников в качестве тренировочных пособий. Но там были хоть старшеклассники.

А в городе Златоуст спецназ ФСИН демонстрировал уже ученикам младших классов усмирение тюремного бунта. И правильно, буквально с молоком матери граждане России должны усваивать команду: «Палкой сверху, бей!»

Однако враг по-прежнему силен и коварен. Несмотря на запредельные меры по сохранению российского «островка стабильности в море турбулентности» (цитата из президентского толмача г-на Пескова), безопасность россиян реально страдает то тут, то там.

Никак не удается остановить волну телефонного терроризма. Каждый день школы, детсады, больницы по всей необъятной России получают звонки о минировании. После чего детей, рожениц и больных выгоняют на холод, где они и ждут, пока саперы не обследуют здание. Начальники растерянно разводят руками — звонки осуществляются с помощью интернет-телефонии, установить источник совершенно невозможно.

При этом только что с успехом, как нам говорят, прошло учение по отключению Рунета от всемирной глобальной сети. Как раз для того, чтобы предотвратить вероятное проникновение со зловещими целями. Удивительное дело, отключают зловредные сайты легко, а вот идентифицировать телефонных террористов — никак не получается.

Директор ФСБ Александр Бортников только что в очередной раз доложил главному начальнику страны о десятках предотвращенных терактов. Одна беда — в тот же день парень, у которого что-то переклинило в голове, атаковал штаб-квартиру спецслужбы.

Человек, который никогда не проходил военную подготовку, вооруженный полуавтоматическим карабином, полчаса беспрепятственно расстреливал всех, кто попадал ему на мушку возле здания на Лубянке. При этом Кремлю, по словам все того же Пескова, не в чем упрекать спецслужбу.

Произошел, мол, случай безумия, от чего ни одна страна не застрахована, комментировать здесь нечего. Эффективность спецназа в нейтрализации террориста вопросов не вызывает.

Удивительное дело, почти по формуле тов. Сталина И.В. об усилении классовой борьбы в процессе построения социализма по мере введения все новых оргмер по укреплению госбезопасности, безопасность подведомственного населения ничуть не укрепляется. Скорее наоборот.

И вот мне интересно, как могут складываться взаимоотношения двух гипотетических оперативников (неважно, где они служат, в МВД или ФСБ).

Один занимается настоящей борьбой с террористами. То есть регулярно мотается на Кавказ или в Центральную Азию, имеет на связи нескольких агентов, завербованных в экстремистских ячейках, дико рискуя, получает от них информацию, придумывает головоломные схемы, как предотвратить готовящийся теракт и одновременно не спалить агента.

И другой — вся работа которого состоит в том, чтобы, не очень прячась, заснять на видеокамеру «бунтарей», натравить на них полууголовную шушеру, подтасовать улики и придумать дело, которое не развалится в суде, каким бы абсурдным оно ни было. Причем второго опера начальство любит куда больше.

В предотвращении теракта нет события, о нем, если и доложишь, то раз в год. А вот бунтовщики, против высшей власти страшное замышляющие, — это предмет постоянного и заинтересованного внимания начальства.

Подозреваю, что спец по борьбе с оппозицией имеет все шансы стать начальником того, кто на самом деле воюет с террористами. Со всеми вытекающими последствиями.

Среди российских правоохранителей все больше тех, кто специализируется на борьбе с крамолой.

А тех, кто умеет защищать граждан, становится все меньше. Или их уже нет вовсе.

Именно поэтому россиян могут случайно подстрелить, если они легкомысленно решили пойти в «Детский мир» в день чекиста…

АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Защитников россиян становится все меньше

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.