Выберите страницу

Царь хороший, бояре плохие: зачем Зеленский задал вопрос о Будапештском меморандуме

О меморандуме с таксистами

Когда президент Зеленский анонсировал проведение всенародного опроса, то заверил, что вопросы будут из разряда: «что мы обсуждаем на улице, на кухне и в интернете, о чем спорим с друзьями, родителями или таксистами».

Вряд ли большинство украинцев обсуждает на кухнях тонкости духа и буквы Будапештского меморандума, но «маємо те що маємо».

По большому счету, тема Будапештского меморандума поднимается политиками каждый раз, когда переговоры по Донбассу заходят в тупик. В таком тупике сейчас как раз и находится украинская власть: на уровне ТКГ в Минске переговоры замерли, а встреча лидеров Нормандской четверки будет неизвестно когда.

Так, например, еще в декабре 2018 года МИД обращалось к странам-подписантам Будапештского меморандума «с требованием проведения срочных консультаций с целью обеспечения полного соблюдения обязательств и немедленного прекращения агрессии РФ против Украины». Стоит ли говорить, что никаких последствий такое обращение не имело.

Позже тему Будапештского меморандума активно юзала в ходе президентской избирательной кампании 2019 Юлия Тимошенко.

«Мы никому не дадим забыть Будапештский меморандум и замолчать его», — уверяла Тимошенко. Но президентом леди Ю не стала и о меморандуме забыли.

Теперь же к этой теме решили вернуться в Офисе президента Зеленского. Будапештский меморандум каждый раз преподносится политиками как некий волшебный ключ к решению проблем оккупированного региона, но который, почему-то, никто не использует.

А почему? Да потому что не знают, как им пользоваться. Но это «недолугі попередники» не знали, не умели, не могли, а новая власть, конечно же, все быстро порешает. Так это действительно ключ?
Заступиться никто не обещал

Формулировка президентского вопроса весьма милая: «Поддерживаете ли вы право Украины на использование гарантий безопасности, определенных Будапештским меморандумом»?

Выходит, что все это время у Украины было право воспользоваться гарантиями безопасности, но этим правом просто никто не пользовался? Соответственно, не трудно догадаться, что большинство избирателей, которые 25 октября ответят на этот вопрос, конечно же поддержат использование такого права. Но есть ли оно в принципе?

Напомним, что Будапештский меморандум был подписан 5 декабря 1994 года Украиной, Россией, Великобританией и США. В соответствие с этим документом, Украина должна была отказаться от ядерного оружия, а взамен получить гарантии безопасности и территориальной целостности. Впрочем, назвать меры реагирования, определенные в меморандуме, железобетонными гарантиями безопасности сложно.

Царь хороший, бояре плохие: зачем Зеленский задал вопрос о Будапештском меморандуме

Например, в соответствие с пунктом 4 документа, если наша страна становится жертвой акта агрессии с применением ядерного оружия, или хотя бы получает такие угрозы в свой адрес, страны-подписанты лишь обязуются «добиваться немедленных действий со стороны Совета Безопасности Организации Объединенных Наций с целью оказания помощи Украине».

То есть, мгновенно «вписываться» за Украину, используя всю свою военную мощь, ни США, ни Великобритания и не обещали.

Пункт №6 Будапештского меморандума устанавливает, что если возникает вопрос по обязательствам стран-подписантов относительно обеспечения украинской безопасности, то США, Украина, РФ и Великобритания «будут проводить консультации».

Даже не обязаны, а только «будут проводить». Ну, а могут и не проводить…

Как видим, никакого «волшебного ключа» нет.

Очевидно, что в ОП это и сами прекрасно понимают. Так зачем же тогда гарант предлагает вынести этот вопрос на всенародное обсуждение?

Зачем это нужно?

По словам экспертов, постановка вопроса о Будапештском меморандуме может иметь несколько целей.

«В тактическом поле для Зеленского есть две основные цели: заставить людей прийти на участки, проголосовать за депутатов от «Слуги народа» и сделать так, чтобы люди поддержали предложения Зеленского, — поясняет аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич. —

Президенту главное получить «да» на большинство своих вопросов.

Пожизненное заключение для коррупционеров? Конечно, большинство скажет «да».

Сокращение количества депутатов? Учитывая токсичность ВР, большинство ответит «да».

И, наконец, Будапештский меморандум. Это игра на детских иллюзиях, что наши проблемы за нас кто-то решит.

Что вот сейчас Украина твердо стукнет кулаком по столу и заставит кого-то решить свои проблемы в рамках меморандума. Большинству населения это нравится, и они скажут «да».

Правда, если бы Будапештский меморандум в действительности мог помочь решить конфликт на Донбассе, зачем спрашивать одобрения на его применение у народа?

Более тесное партнерство с Великобританией и США во имя завершения войны, это ведь никакая не «красная линия» для общества, как, например, совместное с боевиками патрулирование линии разграничения. И если у президента выйдет оживить эту площадку, то это же просто отлично — вперед.

Но дело в том, что, по мнению экспертов, власть и не стремится, чтобы нашлось решение проблем оккупированных территорий в формате Будапешта.

Царь хороший, бояре плохие: зачем Зеленский задал вопрос о Будапештском меморандуме

«В среднесрочной перспективе это будет попытка разыграть старую схему – царь хороший, а бояре плохие. Вот видите, президент вышел к народу с правильными инициативами, а нехорошие депутаты, олигархи, медиа, стихийное бедствие, мешают сделать президенту Украину цветущей и красивой», — отметил Тышкевич.

«Своего рода это элемент выхода из Минского тупика, в который попал Зеленский. Но выхода не в рамках решения конфликта, а в рамках донесения альтернативных мнений, которые будут подаваться как решение народа», — добавляет политолог Ярослав Макитра.

Практический смысл пытаться «оживить» «пациента», который скорее «мертв», может быть только в напоминании Западу о теме Украины.

«Это лишнее напоминание о ценности международных обязательств. Тема Будапештского меморандума все время использовалась Украиной, и при Порошенко, в том числе, для того, чтобы попытаться как-то мотивировать западных партнеров активнее помогать Украине», — уверяет политолог Петр Олещук.

Но точно ли после таких «напоминаний» Запад станет активнее нам помогать бороться с российской агрессией, чем он делает это сейчас? Есть серьезные сомнения в том, что Европа услышит абсолютно юридически никчемный опрос и вдруг что-то поменяется…

Артур Гор

Царь хороший, бояре плохие: зачем Зеленский задал вопрос о Будапештском меморандуме

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.