Выберите страницу

Эра диктаторов заканчивается, Россия повторит судьбу Беларуси

Российский президент Владимир Путин теряет доверие и поддержку своего народа. У россиян накапливается энергия отрицания властей, которая вскоре найдет свой выход и время диктатора закончится. Такое мнение высказал российский политик и правозащитник ЛЕВ ШЛОСБЕРГ.

— Алексей Навальный возвращается в Россию 17 января. Как вы считаете, кто или что его встретит: уголовные дела, его сторонники или представители правоохранительных органов, которые сразу его задержат?

— Может быть все, что угодно. Я думаю, что это будет обсуждаться в ближайшие несколько дней. Пока решения, скорее всего, нет.

Я уверен, что сторонники Навального будут встречать его в аэропорту. Но при этом еще нет уверенности, каким образом пройдет этот полет. Российские авиакомпании имеют разные особенности: могут планировать сесть в одном месте, а приземлиться в другом.

Все возможно, поэтому события могут пойти и по незапланированному сценарию.

У властей России нет хороших вариантов действий. Они при любых своих решениях оказываются в очень уязвимой позиции. Если они из чувства страха продолжают агрессию и арестуют Навального, то этим они только увеличат его авторитет.

Соответственно, это же сказывается на снижении авторитета российской власти. Если они не предпринимают никаких силовых действий, это показывает их слабость. Я предполагаю, что решение такого уровня может приниматься только Путиным.

Система в России сейчас устроена так, что все начальники, в том числе начальники силовых структур будут избегать ответственности.

То есть тот человек, который скажет: «Давайте решим так», перед тем как решить, будет смотреть наверх и ждать приказа. Так это решение доползет до Путина. Если не сегодня, то через пару дней точно.

— Вы говорите, что отсутствие действий покажет слабость власти. Может быть такое, что игнорирование Навального приведет к снижению его рейтинга? У него будет своя аудитория в социальных сетях, и на этом все закончится.

— Игнорирование не позволяет чей-то рейтинг повысить, а чей-то понизить. Что касается властей, то совершенно точно игнорирование политического оппонента не будет способствовать повышению их рейтинга.

Навальный стал «медиа». Он один из немногих российских политиков, которого можно назвать человеком-медиа. У него есть своя аудитория, которая позволяет ему непосредственно выходить на общественное мнение миллионов людей. Мы не знаем, насколько большая эта аудитория. Я предполагаю, что его потенциальная аудитория — это несколько десятков миллионов человек.

Как политик, который заметен в стране, особенно после покушения, я уверен, что Навальный будет на каждом своем шагу выбирать самые жесткие и некомфортные для российских властей и лично Путина действия. В итоге это так или иначе заставит российские власти определиться со своими действиями.

И здесь будет прямое столкновение. То есть я думаю, что Навальный отдает себе отчет и сознательно возвращается в страну, где его ждет прямое столкновение с российскими властями. Каким оно будет, сейчас не знает никто. Я думаю, что еще сегодня утром планы были одними, а сейчас они уже другие.

Я предполагаю, что многие российские СМИ планировали отработать невозвращение Навального. В данной ситуации его действия для многих из них оказались большой неожиданностью. Они сейчас будут с этой неожиданностью каким-то образом справляться. В частности, будет суд 29 января, если я правильно помню, по замене условного срока для Навального на реальный в связи с тем, что он вовремя не отметился.

Я думаю, что Навальный обеспечил российским властям информационную повестку вне зависимости от их желания.

Они не удержатся в рамках молчания, они будут реагировать. Но каждая их реакция будет ошибочной. Реагировать правильно эти люди не могут.

— К чему это может привести? Вы говорите, что у Навального могут быть десятки миллионов человек, которые ему симпатизируют. Что это может изменить, если даже выборы в России недемократичны? Мы помним поправки в Конституцию. Что могут дать эти миллионы человек, и как Навальный может расшатать эту систему?

— Идет речь о десятках миллионов людей, которые критично относятся к действующей власти. Это не просто люди, это люди, составляющие общественное мнение. Это самый опасный для власти процесс. Это потеря поддержки и общественного мнения, в том числе, молчаливая потеря поддержки.

Десятки миллионов людей не выйдут на улицы. Но от того, что власти будут безумствовать, позиция этих людей по отношению к властям, Путину, «Единой России» не станет лучше.

На самом деле, увеличивается аудитория людей, которая ни на каких выборах, ни при каких условиях не проголосует ни за Путина, ни за «Единую Россию». Можно фальсифицировать 10-20% голосования. У нас есть 10-15 регионов в России, где можно просто нарисовать результаты голосования.

Символом этих регионов является Чечня. Но у нас есть еще 70 других регионов, где реальное голосование влияет на результаты. Просто влияет и все. Там невозможно фальсифицировать 100% голосов. Совершенно очевидно, что выборы – это то, чего больше всего боятся Путин и «Единая Россия». Это люди, которые не выиграли честно ни одну избирательную кампанию.

Перелом в общественном мнении ведь происходит не в связи с попыткой отравления Алексея Навального и его возвращением в Россию.

Перелом в общественном мнении происходит в России с 2018 года. С момента, когда Путину изобразили его известный триумф на выборах, а потом он «отблагодарил» людей повышением пенсионного возраста. Это не забыли до сих пор.

Потом было повышение налогов, целый букет запретительных законов, которые уже невозможно сосчитать – их 20 или 30. Сумасшедший принтер принимает их еженедельно. И это все накапливается, это энергия общественного мнения против властей, которая накапливается. Это не означает, что сейчас вернется Навальный, или какой-то другой политик выступит с призывом, и тут же произойдет такой перелом.

Нет, это долгие качественные изменения, которые в конце концов приведут к такому изменению общественного мнения в России, которые можно будет сравнивать с изменениями общественного мнения в СССР. Вспомните, как голосовали на советских выборах буквально до 1988 года. Голосовали иначе, а потом пришло время других выборов, только долго пришлось ждать.

— Если говорить о фальсификации выборов, то в Беларуси тоже нарисовали результат. И власти все равно. Всем все равно.

— Нет, не все равно.

— Мы видим доказательства того, что можно нарисовать такой процент, который хочет увидеть власть.

— Можно нарисовать процент, только Лукашенко больше не будет избираться президентом Беларуси. Вот цена этой фальсификации: он больше не сможет выдвигаться. Никакой консенсус элит ни внутри Беларуси, ни вне Беларуси с участием России и Путина не позволит Лукашенко выйти на выборы.

Его время заканчивается, время диктаторов заканчивается. Общественное мнение в Республике Беларусь по отношению к Лукашенко сложилось, и оно будет только ухудшаться. Он не сможет переломить его никакими усилиями. Это та цена, которую он платит за фальшивые выборы.

Так или иначе эта энергия отрицания властей находит свой выход. Это универсальный закон, который действует в любом обществе, в любой стране. В России будет то же самое. Другое дело, что у Путина ресурсов больше, чем у Лукашенко. Он может совершить действия более масштабные, чем совершил Лукашенко в Беларуси. Но тем не менее у него нет возможности делать это совсем тайно. Его действия становятся известными, это влияет на отношение к нему, и он вынужден реагировать.


Эра диктаторов заканчивается, Россия повторит судьбу Беларуси

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.