Выберите страницу

Лукашенко ведет диалог дубинками, гранатами, арестами и не способен услышать народ

Ситуация в Беларуси не успокоится, пока самопровозглашенный президент страны Александр Лукашенко не уйдет в отставку. Любые попытки силовиков подавить протесты не помогут Лукашенко убрать людей из улиц — наоборот, это еще больше обострит протестное движение.

Что касается переговоров власти с оппозицией, то Лукашенко на это просто не способен. Он ведет диалог с белорусским обществом дубинками, гранатами, резиновыми пулями и арестами. Об этом рассказал белорусский журналист ВАЛЕРИЙ КАЛИНОВСКИЙ.

— Что происходит в Беларуси сейчас? Готов ли Лукашенко к диалогу с оппозицией?

— Вот, говорят о разговоре Помпео с Лукашенко. Но там был обнаружен только один интерес Соединенных Штатов к Беларуси — это освобождение политзаключенного Виталия Шклярова, гражданина США. Именно это важно для этой страны. Все остальное — выдумки, не больше.

А по поводу круглого стола с оппозицией — он же состоялся. Сейчас все белорусские лидеры находятся в тюрьмах, возбуждено более сотни уголовных дел, 15 тысяч человек арестованы в течение этих месяцев — вот вам и диалог идет.

Александр Лукашенко ведет диалог с белорусским обществом дубинками, гранатами, резиновыми пулями, арестами. Те же медики вышли из кардиологии. Даже лучших специалистов хватают и увозят в тюрьмы. Невозможно выразить какую-то мысль, какой же тут может быть диалог? Это же фикция, вся эта Конституция и эти выборы — тоже.

— Срок ультиматума истек, началась общенациональная забастовка. К чему она может привести?

— Проходят точечные забастовки. На некоторых предприятиях некоторые работники, некоторые цеха объявляют забастовку. Это произошло на «Гродно Азоте», это произошло на отдельных предприятиях Минска. Но это не предприятия в целом, они работают, ресурсы для работы у них есть.

Это отдельные люди проявляют свое желание. Например, медики не могут бастовать, потому что есть здоровье людей. Они обратились с таким призывом: 2500 белорусских медиков требуют новых выборов и освобождения политзаключенных, возвращения Беларуси к демократическому пути развития. Скажем, учителя тоже не могут устроить забастовку. То есть идет такая кампания сопротивления.

Если говорить о забастовках, то в Беларуси не созданы для этого условия. Забастовка — это инструмент для демократических государств, а не авторитарных. Как только рабочие заявляют о своих правах, тут же на них набрасываются администрация, КГБ, МВД.

Их арестовывают, везут в участки, угрожают увольнением. Вот заявили о забастовке шесть работников «Белоруснефти», а сегодня они уже уволены. То же самое и на других предприятиях происходит. Это не забастовка, ее невозможно сделать в условиях современной Беларуси.

— Но невозможно же уволить всех. Будет же какой-то диалог? Сейчас власть выигрывает в том, что у нее по крайней мере есть лидер — это Лукашенко. А у оппозиции лидера пока нет — это тоже проигрыш.

— Только в Беларуси появляется лидер — он сразу попадает в тюрьму. Это Николай Статкевич, это Павел Северинец, это Виктор Бабарыко и так далее. А если они не попадают в тюрьму, то они вынуждены бежать за границу, как Павел Латушко, как Светлана Тихановская. Это совсем неравные условия, власть не проявляет никакого желания к диалогу.

Координационный совет, который создала Тихановская, должен был начать какой-то диалог: почему так прошли выборы, почему были фальсификации, как провести нормальные выборы. Лукашенко приказал открыть уголовное дело, его открыли, и следственный комитет ведет его так, как будто это посягательство на власть.

Так какой может быть диалог, если на предложение обсудить возникшие проблемы власть отвечает репрессиями?!

— Чем это может закончиться? Если вспомнить Евромайдан, Революцию Достоинства, была большая обеспокоенность, особенно когда началась война в Украине. Здесь пока мы не видим никакой обеспокоенности, идет какое-то обсуждение ситуации, констатируются факты, касающиеся избиения демонстрантов и не более того.

— Это, конечно, решит не Помпео и не Путин, это решит белорусский народ, что ему делать. Белорусский народ объединился, скоординировался в рамках отдельных микрорайонов или даже отдельных домов. Напряжение среди людей сохраняется, а власть своими репрессивными действиями только его усиливает. Как дальше это будет развиваться, прогнозировать не берусь, потому что невозможно прогнозировать эту ситуацию.

Что будет дальше делать Лукашенко, какие ошибки он совершит вместе со своими репрессивными органами? Как люди будут на все это реагировать, пойдут ли они дальше на обострение? Но я думаю, что до отставки Лукашенко ситуация в обществе не успокоится. Можно еще что-то приглушить, подавить, но лучше провести новые справедливые выборы.

— Дойдет ли вообще дело до этой отставки, потому что мы говорили о том, что важно не менять президента, а поменять саму систему на более демократическую.

— Это один из вариантов, но нет смысла верить, что Лукашенко, который 26 лет авторитарно управляет страной, как-то поменяется. Нет совсем доверия к Лукашенко и предлагаемой им конституционной реформы. Это имитация, чтобы сохранить власть и дальше подавлять народ.


Лукашенко ведет диалог дубинками, гранатами, арестами и не способен услышать народ

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.