Выберите страницу

Недолюбили в Самарканде. Зачем Путин просит переговоров, одновременно разбрасываясь угрозами

Случилось. Сначала российские примы и приматы госпропаганды на вечер 20 сентября анонсировали обращение Владимира Путина, который наконец-то «начнет воевать» и на радость коршунам русской весны, не встающим с дивана, объявит массовую мобилизацию.

Затем топ-пропагандисты таки предложили россиянам лечь спать – все будет, но завтра.

За это время граждане успели не только скупить билеты в Стамбул и Ереван, но и массово нагуглить способы избежать мобилизации, а то и просто спрашивали у поисковика, как ломать руки и ноги в (пока еще) домашних условиях.

Обращение вышло только под утро, очевидно, еще и потому что Путин выслушивал тех, кто предостерегал его от такого авантюрного шага: от международных партнеров до условной кремлевской «голубятни».

Но не удержался, чем смотивировал на побег из страны и тех из россиян, кто предпочитает «Яндекс».

Во многом такое «цугцванговое» решение Путина – следствие его недолюбленности на саммите ШОС в Самарканде. Это когда «об него только ноги не вытирали» – совершенно не фигура речи.

Вы только посмотрите на фото посадки президентов за восточным столом – и отнюдь не лучшее «посадочное» место для президента России. Оппоненты (именно так) откровенно возвышаются на фоне и без того малогабаритного главы Кремля.

Премьер-министр Индии Моди, например, прямо заявил российскому лидеру, что его война уже никому не нужна. Еще яснее выразился президент Турции Эрдоган, который упражняясь в шпагатах, часто доносит до аудитории месседжи президента РФ, которые тот озвучивать стесняется.

Хочешь прекращения войны и мирных переговоров – возвращай награбленное, говорит Путину высокопоставленный турецкий посредник.

Путин, ударившись головой и прочими частями тела об украинскую кампанию, отдал на откуп Турции и Китаю Кавказ и Центральную Азию, тем же туркам вместе с иранцами отдана Сирия. В самой России у диктатора пока не все так плохо: отдельные митинги против «могилизации» уже начались, но они все еще маргинальны, малочислены и трусливы. Пока еще лояльные силовики справятся.

Утренним заявлением от 21 сентября Путин возвел шантаж в ранг государственной политики. Ну, вот мы начали воевать, захваченные земли не отдадим, а «посягательство» на них до, во время и после «референдумов» – это кейс для применения ядерного оружия (загоним оккупированные территории под «зонтик» Доктрины о национальной безопасности).

При чем, Главный заявил, что его слова о ядерном оружии – «не блеф». Вот только зачем Путин раз за разом их повторяет, он не уточнил.

Очевидно, российский лидер угрозами аннексировать ОРДЛО и другие территории Украины под ворохом внешних проблем банально повышает ставки до достаточно невыского потолка. Отступать ему некуда, а на фоне «могилизации» россиян неизбежно будут нарастать проблемы внутренние.

Но – шаг сделан, привычно шизофреничное обращение, пусть и с опозданием, но вышло, на войну отправится умирать новая партия россиян. А коллега Эрдоган намек понял, запах крови учуял и, руководимый ведомой только ему мотивацией, будет давить на Путина пуще прежнего. А там и до простых россиян чего дойдет.

Сергей Романов

Недолюбили в Самарканде. Зачем Путин просит переговоров, одновременно разбрасываясь угрозами

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.