Выберите страницу

Операция “Калсон” или что там на крыше? (Часть 2)

Самое знаменитое фото – Панцирь на крыше здания их минобороны, что на фрунзенской набережной. Мы уже его приводили, но приводим еще раз просто для того, чтобы на примере этого здания уточнить некоторые детали.

Итак, во время войны и особенно при угрозе воздушного нападения все военные структуры уходят на запасные командные пункты. Они находятся под землей, в специально оборудованных комплексах. Таким образом, лупить дорогой боеприпас об это здание нет ни малейшего смысла. Наши военные это прекрасно понимают, поскольку сами давно не сидят в синем здании на Воздухофлотском.

Но просто допустим, что по какой-то причине такой удар таки запланирован, то в таком случае каждому должно быть понятно, что для поражения конкретной цели следует применять определенный набор средств поражения – оружия и боеприпасов.

Недавно мы видели, как в Днепре ракета с тонной БЧ сложила подъезд панельной многоэтажки. Оставим в стороне суть этого военного преступления и просто заметим, что тонна взрывчатки смогла причинить вот такие повреждения.

Если бы этот самый боеприпас прилетел в здание с монолитно-бетонным каркасом, то повреждений было бы на порядок меньше и с максимальной долей вероятности можно было бы говорить, что не произошло бы разрушений межэтажных перекрытий, либо это имело бы минимальный характер, но здание точно устояло бы.

Другое дело, когда сооружение изначально проектируется и строится как военный объект, причем – особой важности. Можно не сомневаться в том, что его стойкость к подобным ударам – еще выше, и та же самая тонна взрывчатки в боевой части ракеты принесла бы еще меньше повреждений.

Для того, чтобы все это понимать, не нужно быть архитектором, строителем или оружейником, поскольку это вытекает из линейной логики. А теперь возвращаемся к началу именно этого куска рассуждений и еще раз попробуем чисто теоретически представить, какая задача должна быть поставлена для атаки вот такого здания?

Откидываем в сторону вариант «выбить стекла, чтобы они там все обо***лись» или подобные ему и тогда остается один вариант – разрушить здание. Но зачем, если там нет ни руководства армией, ни критических коммуникаций, которые наверняка продублированы на ЗКП?

Хорошо, допустим, что какой-то резон в этом есть, просто мы не можем его обнаружить. Но в таком случае, мы же не поцарапать здание решили и не выбить в нем стекла и кое-где – двери? В таком случае нужен боеприпас, куда мощнее чем та ракета Х-22, которой противник попал в дом и убил около 50 мирных граждан.

Это должно быть что-то в районе 10 тонн и то – большой вопрос, насколько фатальными были бы разрушения именно в таком строении. Но ВСУ не располагают даже тонным боеприпасом.

А тем более, у нас нет такого боеприпаса, который мог бы улететь на расстояние до 1000 км и точно попасть в такую халабуду. Отсюда следует простой и вполне логичный вывод: здание минобороны противника не может быть целью как по причине того, что там нет ничего ценного, с военной точки зрения, так и потому, что сложить его в щебень на таком расстоянии, нам просто нечем.

В конце концов, туда не дрон нужен и не ракета с 100-200, ну пусть 450 кг БЧ, а что-то намного более мощное. Но тогда становится вопрос о том, зачем они заперли на крышу 30-ти тонную дуру, если они почти уверены, что именно туда ничего не прилетит? И вот здесь начинается самое интересное.

(Окончание следует)

* * *

Вы поможете сайту, сделав несколько перепостов его публикаций в социальных сетях (Facebook, Twitter, Google и других). Сделай доброе дело!

Подписывайтесь на наш Телеграмм-канал, где вы сможете обсудить новости. https://t.me/rurik_ua


Операция “Калсон” или что там на крыше? (Часть 2)

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.