Выберите страницу

«В чём я себя обвиняю, так вот в этом: я работал в правительстве, которое вело войну в Чечне…»

Прошел двести пятнадцатый день войны. А у меня есть сейчас свободное время и хороший интернет (пока). И я подумал: а почему бы мне взять и не написать свой очередной пост? И вот я его пишу.

Обстановка на фронте симметричная: ВСУ медленно продвигаются северо-западнее Лимана, российские войска — южнее Бахмута. Но в целом, ситуация мало отличается от вчерашней.

Я пока летел в Америку, все размышлял о том, что мне постоянно говорят некоторые мои собеседники: мол, нынешний ярко выраженный антизападный курс Москвы в целом, и война с Украиной в частности, своими корнями уходит в девяностые и там нужно искать причину того, что случилось с Россией.

И что я, как член тогдашнего правительства, должен разделить ответственность за произошедшее и (как водится у Кадырова и московских либералов) покаяться перед ними и извинится.

Да еще и не абы как извинится, а чтобы все было по ихнему канону, а уж после они решат: прощать меня или нет. А может статься, что и не простят они меня. И тогда пропала моя бедная головушка. А без этой рефлексии я вовсе не интеллигент и недостоин их высокоинтеллектуального и высокоморального круга.

Времени, пока я летел, было много. В самолете не было интернета (хоть он и гарантировался) и можно было спокойно размышлять на эту тему. И вот к каким выводам я пришел.

Вообще, наверное, в мире все из всего вытекает. И как любой человек знаком с любым другим человеком через три (или сколько там?) рукопожатия, так и любое сегодняшнее явление можно с помощью десятка логических шагов вывести из любого события в прошлом. Это явление хорошо описано в рассказе Рэя Брэдбери «И грянул гром» и называется «эффект бабочки».

Так и Путина в его нынешней безумной и кровавой каденции можно вывести из 90-х. А значит во всем виноват Ельцин, Черномырдин, Гайдар, Чубайс. А значит и я (хоть я был в то время фигурой помельче, но тоже, все-таки, не дворником трудился). А если еще и историю с НТВ мне припомнить, то и вовсе получается законченная картина и источник нынешнего злодейства обнаружен!

Я знаю все аргументы в пользу этой конструкции. И я знаю тех, кто ее активно артикулирует. И было бы неправдой, сказать вам, что я не думал о своей ответственности в связи с той катастрофой, что сейчас случилась. Я попытаюсь сейчас написать о том, что я по этому поводу думаю.

Во-первых, я сразу хотел бы успокоить моих московских либеральных критиков: для меня было бы оскорблением и унижением быть частью их круга и мне отвратительна сама идея стать частью их круга.

Я считаю этих людей говном нации в самом что ни на есть ленинском понимании этого термина. Лицемерными ублюдками, которые возомнили себя судьями всем смертным при том, что сами они не стоят ногтя последнего бомжа на вокзале.

Люди, которые ровном счетом ничего не делали всю жизнь и поэтому остались чистенькими (в рамках, разумеется, их собственных представлений о чистоте). Они только лишь побирались у разных богатых столов и торговали своей способностью болтать языком. Но при этом всякую секунду изнывали от осознания собственной «порядочности».

И вправду: как можно за что-то нести ответственность, если ты никогда в жизни ни за что не отвечал? А раз ты не за что не ответственен, значит ты чист…

Поэтому этот мой текст не оправдание перед ними. Этот мой текст — попытка изложить мое понимание той ответственности, которую несу я и, возможно (я их, правда, не спрашивал), мои товарищи и коллеги по правительству 90-х.

Много чего мы делали. И либерализацию цен (ограбление народа), и приватизацию (тоже ограбление народа) и многое другое. Да, наверное, нам можно ставить в упрек падение жизненного уровня населения в тот период. Наверное и еще многое другое.

Но применительно к сегодняшней трагедии и ужасу путинизма, что бы я не стал предъявлять себе сам? Я бы не стал предъявлять ни себе, ни моим коллегам вот этот надсадный антиамериканизм, и антизападничество, которое, собственно, и стало питательным бульоном сегодняшней войны.

Вот не было его ни у нас ни при нас. Мы стремились к открытости и хотели дружить и с Америкой и с Европой. И даже когда Козырева сменил Примаков, в нашем кругу все его антиамериканские выверты воспринимались как блажь старого дурака, каковыми они тогда и были в действительности.

Все наши реформы делались для того, чтобы Россия могла спокойно торговать со всем миром, чтобы инвесторы всех стан могли вкладывать деньги в Россию и чтобы они чувствовали себя уверенно и безопасно. Мы создали с нуля фондовый рынок, рынок недвижимости, всю инфраструктуру для этого, Могли ли это сделать люди, которые везде и во всем видят планы коварного НАТО?

Безусловно, антизападничество было и при нас. Оно глухо ворчало голосами генералов из министерства обороны, туповатых фээсбэшников и алчных директоров ВПК. Но они были тогда маргиналами, которых никто не слушал. От них отмахивались как он представителей древней фауны, которые чудом выжили и представляли из себя просто забавные экспонаты уходящей натуры.

Режьте меня на куски, но я не помню ничего, что можно было хоть отдаленно назвать антиамериканизмом из уст, например, Черномырдина. Не говоря уже о Гайдаре или Чубайсе.

Даже Ельцин, которого иногда по пьяни прорывало на спичи о «Великой России», о «гегемонии США» и о ужасах «однополярного мира», тем не менее когда приходил в себя, всегда уверял США в неизменной любви и дружбе и всячески расшаркивался перед Клинтоном.

Я ушел из правительства в 1997 году. Я не знаю, что случилось потом. Но то правительство «молодых реформаторов» во главе с Черномырдиным (которому тогда было 59 лет) Чубайсом и Немцовым, членом которого я имел честь быть, не могло оставить такого наследства, из которого выросла бы сегодняшняя война.

И если это наше правительство не было бы разгромлено Березовским и Гусинским (с помощью ОРТ и НТВ), то можно было бы с уверенностью сказать, что прозападный курс был бы продолжен. Впрочем, вряд ли кто-то это сейчас ставит под сомнение. Надеюсь, это все понимают и я написал банальность.

Можно было бы углубиться в исследование вопроса почему Ельцин позволил медиаолигархам нас разгромить. Но это тема отельного разговора и к поднятой сейчас теме это прямого отношения не имеет.

В чем же я себя виню? Моя вина состоит в том, что мне нужно было уходить в отставку, когда Ельцин начал войну в Чечне. Я не буду сейчас говорить, что это должны были сделать и другие мои коллеги. Бог им судья.

Я не буду сейчас говорить кто и как меня уговорил остаться и продолжать работать. Люди, которые понимают контекст того, о чем я сейчас пишу, примерно представляют кто мог бы меня уговорить. Но важно здесь сказать, что да, разговор был и я поддался на уговоры.

Это все не имеет значения. Так или иначе, но это было мое личное малодушие. Я был молод. Я был амбициозен. Моя карьера тогда, в декабре 1994 года, только начиналась. И я услышал только те аргументы, которые были в пользу того, чтобы остаться и не захотел услышать аргументы против. Я их знал. Иначе бы и разговора не было. Но не посчитал важными.

Разумеется, моя отставка ни на что бы не повлияла. Я был тогда мелкая сошка, заместитель председателя Госкомимущества. Но если говорить о том, в чем я себя обвиняю, так вот в этом: я работал в правительстве, которое вело войну в Чечне.

И не важно, что правительство ее не вело. Войну вели силовые ведомства, которые напрямую, после принятия конституции 1993 года, подчинялись Ельцину, минуя правительство. Так или иначе — вело. Финансируя ее, изыскивая средства для ее продолжения и т.д. Могло бы и не изыскивать, а изыскивало. Могло бы саботировать, а не саботировало. Как говорится: зачем ты был лучшим учеником?

А то, что нынешняя война в Украине напрямую связана с чеченскими войнами Ельцина и Путина — в этом нет никаких сомнений.

В том числе и потому, что все эти войны замышлялись как «маленькие и победоносные» и все они были задуманы для поднятия пошатнувшегося (или вообще — отсутствовавшего к тому моменту) рейтинга правителей и все они вернули к власти силовиков, которые и были носителями того «антизападного гена», о котором я писал выше.

И немаловажно еще и то, что эти войны (как любые войны вообще) породили дикие зверства, которые властью скрывались, а может быть — и поощрялись и которые остались безнаказанными.

Если бы Первой Чеченской войны не было, не было бы и Второй. Не было бы мифа о благотворности силовиков у власти. Они так бы и остались скучными фриками, бурчащими свою мезозойскую ху…ню про «коварную Омерику», а так они выступили убедительной альтернативой незадачливым завлабам и доцентам.

Таким образом, видите, я отнюдь не лишен рефлексии. Только виню я себя не в том, в чем меня винят мои оппоненты. А за то, в чем они меня винят — я ни минуты не раскаиваюсь.

Да, я знаю, моя отставка тогда, в декабре 1994 года, войны бы не остановила. Этой моей отставки даже никто бы не заметил. Но она спасла бы меня от участия в этом грехе. И если и гореть мне в аду, то за это. И тогдашнего малодушия я себе никогда не прощу.

И может быть поэтому я так эмоционален сейчас. Мы не должны проиграть еще и этот бой. Потому что наше дело — правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Слава Украине!

Альфред Кох

«В чём я себя обвиняю, так вот в этом: я работал в правительстве, которое вело войну в Чечне…»

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.