Выберите страницу

Залесская гангрена (Часть 1)

Как и ожидалось, с началом лета по мордору пошла финансовая гангрена. Да, ее можно прикрывать еще тем, что поток нефтедолларов пока не иссяк, но об этом можно будет говорить определенно только к концу текущего года, поскольку все страны, которые решили объявить помойке нефтяное эмбарго, имеют срок до конца декабря, чтобы переключиться на новых поставщиков.

Поэтому получилась такая ситуация, когда деньги по санкциям еще не перестали течь, а сверх этого стали заходить дополнительные средства, полученные от торговли по демпинговым ценам. Но эта ситуация напоминает присказку алкоголиков о том, когда поздно пить «Боржом». Этими деньгами не удастся вытащить из яму отрасли экономики, которые первыми пошли ко дну.

Так, пилотной в этом плане является автомобильная промышленность. Оно и понятно, ведь по вполне понятным причинам она была наиболее сильно интегрирована в глобальные цепочки поставок, и разрыв этих цепочек привел к тому, что выработав складские запасы комплектующих, сборочные предприятия встали.

А вслед за ними остановились и те предприятия, которые взяли на себя производство узлов и агрегатов для крупноузловых, сборочных производств.

Им тоже нужны импортные комплектующие, но даже те, которые что-то могут производить самостоятельно, все равно остановились, поскольку конечному сборочному производству, окончательно остановившемуся, их продукция уже тоже не нужна. Одно – тянет за собой другое, а сыплется все вместе.

Остановки поднимаются вверх по цепочкам и затрагивают все новые группы предприятий, которые в общем полагали, что смогут пережить расширяющийся кризис без особых потерь. Но фокус в том, что автопром оказался самым подверженным развалу, а примерно то же самое, только с чуть большим лагом по времени, ожидает и другие отрасли. Местные наблюдатели и экономические аналитики ожидают сложение этих процессов сразу во множестве отраслей в начале осени.

Тогда масштаб катастрофы станет более или менее понятным. А вот автопром, который пошел вслед за русским военным кораблем самым первым, является как бы указателем для всех тех, кто движется следом, порой даже не подозревая об этом. И в этом смысле, описание динамики процесса, накрывающего автопром медным тазом, да еще и в исполнении их же прессы, очень ценно по определению.

«Тучи корпоративных дефолтов сгущаются над российским автопромом, который после введения санкций Запада оказался в состоянии «клинической смерти». Лишившись поставщиков компонентов и остановив конвейеры, российские автозаводы оказались не в состоянии оплачивать долги перед банками».

Это значит, что успешно тонут не только предприятия автопрома и те смежники, которые работали на них, но гангрена перекидывается и на банки. Даже если бы кто-то взял и погасил эти долги, это – не решение вопроса, поскольку из обоймы банков пачками выпадают крупные клиенты, которые были у них на обслуживании. Причем, выпадают насовсем, поскольку всем уже понятно, что здесь нет речи о какой-то временной приостановке, а что это уже – все.

А раз так, то у металлургов вываливаются крупные потребители их продукции и больше не станут закупать листовую сталь для производства кузовов автомобилей. И как мы писали раньше, металлурги тоже вынуждены останавливать выплавку металла. У них та же самая ситуация, когда остановка равносильна ликвидации. Дальше цепочка пошла к добывающим предприятиям, которые поставляли руду.

(Окончание следует)


Залесская гангрена (Часть 1)

Об авторе

Rurik

Рюрик Станіслав - патріот України, радіоаматор і блогер який займається боротьбою з агресією і пропагандою нацистської Росії в радіо ефірі.